Есть или не есть, вот в чем вопрос

Копать или не копать? Вот в чем вопрос…

https://img.7dach.ru/image/600/00/00/28/2014/10/04/c71300 600w,
https://img.7dach.ru/image/900/00/00/28/2014/10/04/c71300 900w,
https://img.7dach.ru/image/1200/00/00/28/2014/10/04/c71300 1200w» alt=»Копать или не копать?» />

Начнем со словарей. Вот ожеговский «Словарь русского языка»:
«Копать. 1. Разрыхлять, отваливать, отделяя и приподнимая (лопатой, мотыгой и т.п.). Копать землю. 2.Отваливать землю, делать углубление, копать яму. 3.Отваливая землю, доставать, извлекать. Копать картофель».

А вот «Словарь по земледелию» В.И. Сигова и Т.Д. Шурыгиной:
«Вспашка – прием обработки почвы плугом, обеспечивающий крошение, рыхление и оборачивание слоя почвы не менее чем на 135 градусов. … Перед вспашкой поле очищают от растительных остатков…». И далее: «Вспушенность почвы – увеличение объема почвы при ее обработке».

Р.И Шредер (в 1850 году его назначили главным садовником при Лесном и Межевом Институте в Санкт-Петербурге) предлагал более глубокую обработку земли, чем на наш русский штык лопаты, глубина которого не более 24 сантиметров. И то употеть надо, чтобы лопатой так глубоко в землю зарываться.

Под простой перекопкой Шредер подразумевал обработку на глубину в 6-7 вершков, что составляет примерно 30 сантиметров или половину аршина (который в пересчете на наши единицы измерения равен 71 сантиметру). При штыковке на перевал глубина обработки почвы должна составлять — в пересчете на метрические единицы — либо 53 сантиметра, либо 88 сантиметров.

В Европе того времени так и копали землю, а русские крестьяне природным умом поняли, что шредеровская технология уничтожит почву. И не прижился тяжелый и дорогой способ уничтожения народной кормилицы.

Шредер полагал, что плодородная почва должна быть перемещена на глубину к корням растений и вспухлена. Чтобы так перекопать грунт, были придуманы специальные схемы, которые похожи на наше современное копание ям для посадки деревьев: верхний плодородный слой почвы откидываем отдельной кучкой, а потом его помещаем на дно ямы.

Асфальт или рыхлая земля?

Почему-то считается, что культурным растениям нужна рыхлая почва, а дикоросы могут расти на асфальте. Думаю, этому нечаянно способствовала картина Ивана Шишкина «На севере диком», которая служила иллюстрацией к стихотворению Михаила Лермонтова «На севере диком стоит одиноко…» в учебнике литературы (уж теперь не помню, для какого класса). Да и то правда: сосна ведь нарисована, а не яблоня в цвету…

В этом кроется всеобщая ошибка, потому что рыхлая почва нужна каждому растению — и культурному гибриду, и беспородному дикарю. Но не просто рыхлая, потерявшая все качества почвы плодородной, — а почва структурированная.

Конечно, силы у семечка достаточно, чтобы вырасти в самых тяжелых условиях. Ведь его цель — дать потомство, продолжить род. Почти любое семечко хоть еще одно себе на смену, да вырастит. Но для нормального роста и развития почва ему нужна правильная.

Это значит, что она должна удовлетворять всем запросам растения:

  • быть богатой питательными веществами,
  • быть воздухопроницаемой,
  • быть способной сохранять влагу и одновременно избавляться от ее избытков,
  • иметь возможность удерживать растения за корень, чтобы их ветром из земли не вырвало,
  • иметь верхний мульчирующий слой, который служит растениям временным индикатором для определения сроков появления всходов…
  • … и еще, думаю, не один десяток параметров.

Есть ли у природы технологии рыхления почвы?

Конечно, можно рассказать про кабанов, которые роют землю в поисках еды, или про мышек, которые создают себе гнездышки глубоко под землей. Про медведок, которые роют длинные ходы в толщине плодородного слоя. Про кротов поговорим позже.

Но это микродействия. Даже такие способы существования животных не могут соперничать с лопатой или тяпкой.
Соперничать может только дождевой червяк. Не один, конечно. Если червей много — например, 500 особей на один квадратный метр, — то такая почва естественно плодородна.

Но червей надо кормить. Есть корм – есть работники, которые вспашут, вскопают любую грядку или поле. Нет корма – приходится брать в руки лопату или — в больших масштабах — тракторный плуг. Есть у червей стабильное жилище — значит, есть ходы в земле. Если норки их каждый год дважды разрушать перекопкой почвы или вспашкой, то и жители из таких уничтоженных городов исчезают.

Откуда берется плотная почва?

Земледельцы ее сами создают. Есть понятие плужной подошвы. Суть его — в образовании уплотнения на границе пахотного слоя и подпахотного грунта. Глубина залегания этой подошвы разная. Если грядки копаются лопатой, то глубина может быть всего 30 сантиметров.

Такое уплотнение очень мешает корням растений проникать на ту глубину, где в почве хранятся запасы влаги. То есть, плужная подошва — это барьер. Толщина ее тоже разная — может быть и 13 сантиметров, и 17 сантиметров, а по некоторым источникам — и 38 сантиметров. Это зависит от качества почв и способов их обработки.

Какой бы способ земледелец ни выбрал, он будет использовать довольно тяжелую технику: тракторы, автомобили, сеялки, разные копатели — именно они способствуют уплотнению.

В огородном варианте — тяжелый агрегат мотоблок, лошадь с сохой, трактор Беларусь с плугом и бороной… А еще — его владелец, который весной пашет свои угодья, потом притаптывает вспаханное поле, чтобы разметить грядки или посадить картошку. А уж осенью никто из огородников и в голову себе не берет, что нельзя просто так ходить по участку и топтать все на своем пути.

Это кто же решится делать небольшие крюки-походы, чтобы с картофельных грядок переносить ведра с клубнями, а не двигаться по кратчайшей дороге, топча все на своем пути? Ведь весной вспашем! Или вскопаем!

А потом будут сетования на тяжелую плотную землю в огороде, на необходимость глубокой вспашки. И будет уверенность, что культурным растениям нужна очень мягкая почва.

А ведь дикорастущие растения тем отличаются от культурных, что для них никто поле не пашет, грядки не делает, плужную подошву не создает, дождевых червей не уничтожает, и очень-очень редко кто-то пробежит в том месте.

Как принято копать землю под грядки

Определяется участок. Земля на нем сильно уплотнена еще с осени. Сначала делают первый проход с лопатой, прокапывая дорожку шириной в ширину штыка лопаты. Сама дорожка на самом деле первая, но копается она так, что огородник стоит не спиной к участку, а боком.

Потом встают лицом к этой уже прокопанной дорожке и начинают двигаться спиной к дальней границе участка, одновременно поднимая и переворачивая небольшой кусок грунта, и притаптывая ту часть участка, по которой, собственно, и движется огородник.

Оригинальная работа! Копать одну полоску шириной 15 сантиметров, уплотняя собственным весом две таких полоски, одна из которых будет копаться в новом заходе, а вторая — та, что подальше, — в третьем заходе. А потом еще будет планировка грядок с непременным уплотнением междурядий…

Мой вариант работы: не копать, не топтать!

Конечно, летать я пока еще не научилась. И работать в полете тоже. Но выделила часть участка, где ходить разрешено, и другую часть — где даже случайно наступать запрещено под страхом отлучения от сладкого.

Ходить разрешено только в междурядьях. На грядки наступать запрещено. Не притоптанная почва не требует перекопки, она рыхлая естественно. С помощью плоскореза рыхлю на грядках поверхностный слой на глубину 3 сантиметра. Этого достаточно для посева любых семян.

Как это выглядит: уборка пастернака и посадка озимого чеснока

Пастернак и чеснок нормально соседствуют друг с другом, потому решила после пастернака посадить озимый чеснок, а заодно показать, как это все выглядит в моем огороде.

Итак, у меня было 4 грядки, на которых росли мои любимые корнеплоды. У пастернака очень длинный корень, потому просто вырвать его из грядки не получается — требуется лопата. Вгоняю лезвие на всю глубину. Слегка надавливаю на конец рукоятки до характерного звука, который говорит, что нижняя часть корня осталась в земле. При этом грунт слегка приподнимается, лопата возвращается в первоначальное положение и вынимается из земли в том же положении, что было во время процесса внедрения. Слои почвы не перемешиваются, не смещаются.

Корень пастернака легко вынимается. Понятно, что глубоко сидящий в грядке корнеплод почву вокруг себя уплотняет — это хорошо видно по комьям.

Можно заметить рядом тонкий прутик, который торчит из земли. Это я специально воткнула колышек для подвязывания цветочных стеблей и показала, на какую глубину он легко вошел: 70 сантиметров.

Теперь плоскорезом рыхлю поверхность грядки на глубину 3 сантиметра. При этом легко разбиваются комья земли. Обычным деревянным колышком-маркером делаю небольшие луночки, в которые положу по дольке чеснока. Плоскорезом приглажу дырочки-отверстия. Все, посадка завершена, впрочем, как и уборка.

Теперь всю ботву пастернака уложу поверх грядок. Это тоже природная технология. Если бы я решила оставить пастернак зимовать на грядках, то ботва бы их естественно закрыла.

Весной под ботвой почва на грядках будет нежнейшая.

Шесть лет для морковной грядки

В моем огороде грядки сформированы 6 лет назад. Уже 6 сезонов их не копали, не пахали, по ним не ходили. В них навоз, перегной, компост не вносили! Только плоскорезная обработка, сидераты и гуминовые кислоты.

А теперь смотрите, какой выросла культурная морковь на моих грядках. Башмак приложен для сравнения. Размер у него тридцать девятый, чтобы ноге в шерстяном носке просторно было, чтобы надевать было легко.

Морковочка по размерам сравнима с башмаком: примерно от 36 до 39. На морковных грядках в зиму ничего сажать или сеять не планируется. Потому даже плоскорезом их рыхлить не буду. Только закрою морковной ботвой.

Опять цитаты

Наша морковка — уроженка Средиземноморья, где ее называли болотным корнем. Не потому, что это болотное растение типа сфагнума или клюквы, а потому, что лучше всего растет и дает самые высокие урожаи крупных, ровных корнеплодов на бывших торфяных болотах, если они хорошо окультурены.

Твердые почвы морковке противопоказаны, на них она уродливая получается, некрасивая, да и размерами в чемпионы не годится. «Земля требуется рыхлая, мелкая, песчаная, от 13 до 22 сантиметров толщины, смотря по длине корней разводимого сорта» (Р.И.Шредер)

А вот как выращивает морковь огородница Т.С. Клюкина: «Так как морковь любит рыхлую, легкую, плодородную почву, то вскапываю их (грядки) осенью, добавляя перегной и тщательно выбирая корни сорняков. Весной землю опять перекапываю и вношу специальные минеральные удобрения для моркови» (Цитата взята из журнала «Моя прекрасная дача» №6 2014 год, страница 36-37).

Получается, что все мои действия идут во вред моркови. Даже семена в землю я положила не в двадцатых числах апреля, как это рекомендовано при весеннем посеве, а в самом конце мая. Тогда почему она растет такая красавица? Ведь на месте грядки когда-то была дорога, отсыпанная гравием. Еще не все камешки выбраны… Видно, не так все просто…

sowety.com

Облагать или не облагать – вот в чем вопрос. Ответ Трампа

В пятницу, 23 марта 2018 года, вступили в силу новые ставки тарифа на сталь и алюминий, подписанные президентом Трампом 8 марта. Прошло две недели, а обещанного апокалипсиса всемирной тарифной войны не произошло. Реакция основных торговых партнеров Америки получилась какая-то неубедительная, а во многих случаях просто никакая, как будто ничего и не произошло.

Почему? Ведь, согласно истерикам с экранов телевизоров, Трамп пошел наперекор фундаментальной идее всемирно известного Нобелевского лауреата по экономике Мильтона Фридмана. Фридман в свое время доказывал, что тарифные войны всегда играют отрицательную роль для потребителей конечной продукции. С тех пор нас всех пугают идеей тарифного возмездия. Мол, все другие страны тоже поднимут тарифы, и в проигрыше от этого окажутся американские граждане.

Так говорит теория. А на практике Америку обкладывали тарифами десятилетиями, и ни одна администрация до Трампа даже и не пыталась серьезно протестовать. Наша страна обложена высокими тарифами со всех сторон, и жесткая тарифная война против американской промышленности идет примерно с момента возникновения Европейского Союза.

Например, Китай установил тарифы на мотоциклы в размере от 30% до 45% в зависимости от объема двигателя (все сведения о ставках тарифов по всем странам взяты из базы данных Всемирной Торговой Организации). Китайские тарифы на автомобили составляют 25%. Поэтому на дорогах Китая вы не увидите ни мотоциклов Харлей-Давидсон, ни грузовиков Форда. Всего же Китай установил около 300 различных тарифов для автомобилей, автобусов, грузовиков и запчастей к ним.

Для сравнения, Китай установил чисто символический тариф на самолеты – от 1% до 4% в зависимости от веса самолета, а запчасти для самолетов имеют нулевой тариф. Кстати, сталь в Китае тоже облагается тарифом – от 0% для металлолома до 10% для стального проката. А тариф на алюминий – до 25%.

Европейский Союз установил тарифы на автомобили в 10%, на грузовики 15.8%. В Европе облагается тарифом все, что движется – велосипеды, мотоциклы, трактора, автобусы. Всего Европа установила более 250 тарифов на наземный транспорт, более 250 тарифов на различные овощи (до 14.4%), и более 200 тарифов на различные виды мяса (до 15.4%).

Но даже все эти цифры (тысячи тарифов для американских товаров) не дают полной картины той торговой войны, которая ведется против Америки. В арсенале многих стран есть и другие рычаги экономического давления. Например, многие страны облагают импортные товары не только тарифом, но и дополнительным налогом на добавленную стоимость (VAT).

Другие страны требуют (тоже, как правило, не вместо, а в добавление к тарифам) дополнительные платежи по «инспекции качества товаров». В Китае, например, такие инспекции могут проводиться в течение нескольких недель, и компания-экспортер вынуждена платить большие суммы за простой компании-транспортировщику.

Кроме того, Китай успешно применяет старую советскую практику – ставить условием проникновения американских компаний на китайский рынок создание совместных с Китаем предприятий с обязательным раскрытием всех технологических ноу-хау и безвозмездной передачей этого ноу-хау в руки Китая. А для всех производителей программного обеспечения в Китае существует обязательное правило – ценой проникновения на китайский рынок является полная передача в руки Китая полного исходного кода программ и всей другой интеллектуальной собственности.

Что же предпринял Китай в отместку за поднятие Трампом тарифов на сталь? Китай вместо ожидаемого всеми экономистами из вашингтонского болота повышения тарифов на американские товары, решил уменьшить 25%-й тариф на автомобили и наконец-то разрешить американским компаниям выйти на китайский автомобильный рынок примерно на тех же условиях, что и японские и немецкие автозаводы.

Почему же Китай и другие страны стали действовать вопреки теории Фридмана? Потому что аргументы Фридмана, к сожалению, верны только тогда, когда все остальные переменные в экономических уравнениях остаются без изменений.

Но Трамп изменил условия экономической игры.

С одной стороны, он повышает налоги для компаний, находящихся вне Америки (тарифы), а с другой – снижает внутренние налоги для компаний на территории Америки. Напомню, что благодаря Трампу теперь корпоративный налог на прибыль в Америке снижен с 35% до 21%. Кроме того, львиная доля бюрократических барьеров для развития бизнесов, установленные Обамой, отменены Трампом.

Только теперь экономическая политика Трампа стала совершенно понятна. Она состоит в том, что Трамп «выдавливает» компании из-за границы и форсирует их переезд на постоянное место жительства в США.

Отсутствие реакции тарифного возмездия торговых партнеров США еще раз доказывает, что капиталистическая экономика – это нелинейная система, в которой, как известно, последовательность событий чрезвычайно важна. Трамп понизил внутренние корпоративные налоги, и только через три месяца повысил налоги внешние. Представьте себе, что было бы, если бы последовательность этих событий была бы обратная – сначала Трамп повысил бы внешние налоги, и только через три месяца понизил бы внутренние (точнее, сделал бы попытку их снизить, потому что в нелинейной системе А + Б не равно Б + А, и вряд ли политическая обстановка после одностороннего увеличения тарифов Америкой была бы благоприятной).

Используя боксерскую терминологию, можно сказать, что в матче на международном экономическом ринге Трамп сделал два сильнейших удара. Когда Трамп понизил внутренние налоги – это был хук правой, а когда он повысил налоги внешние – это был хук левой.

С политической точки зрения, тарифное решение Трампа – это холодный расчет.

Трамп понял, что политическая цена бездействия во время всемирной торговой войны слишком велика. А все другие страны благоразумно решили промолчать – они поняли, что Дядя Сэм проснулся.

garygindler.wordpress.com

Облагать или не облагать – вот в чем вопрос. Ответ Трампа

В пятницу, 23 марта 2018 года, вступили в силу новые ставки тарифа на сталь и алюминий, подписанные президентом Трампом 8 марта. Прошло две недели, а обещанного апокалипсиса всемирной тарифной войны не произошло. Реакция основных торговых партнеров Америки получилась какая-то неубедительная, а во многих случаях просто никакая, как будто ничего и не произошло.

Почему? Ведь, согласно истерикам с экранов телевизоров, Трамп пошел наперекор фундаментальной идее всемирно известного Нобелевского лауреата по экономике Мильтона Фридмана. Фридман в свое время доказывал, что тарифные войны всегда играют отрицательную роль для потребителей конечной продукции. С тех пор нас всех пугают идеей тарифного возмездия. Мол, все другие страны тоже поднимут тарифы, и в проигрыше от этого окажутся американские граждане.

Так говорит теория. А на практике Америку обкладывали тарифами десятилетиями, и ни одна администрация до Трампа даже и не пыталась серьезно протестовать. Наша страна обложена высокими тарифами со всех сторон, и жесткая тарифная война против американской промышленности идет примерно с момента возникновения Европейского Союза.

Для сравнения, Китай установил чисто символический тариф на самолеты – от 1% до 4% в зависимости от веса самолета, а запчасти для самолетов имеют нулевой тариф. Кстати, сталь в Китае тоже облагается тарифом – от 0% для металлолома до 10% для стального проката. А тариф на алюминий – до 25%.

Европейский Союз установил тарифы на автомобили в 10%, на грузовики 15.8%. В Европе облагается тарифом все, что движется – велосипеды, мотоциклы, трактора, автобусы. Всего Европа установила более 250 тарифов на наземный транспорт, более 250 тарифов на различные овощи (до 14.4%), и более 200 тарифов на различные виды мяса (до 15.4%).

Но даже все эти цифры (тысячи тарифов для американских товаров) не дают полной картины той торговой войны, которая ведется против Америки. В арсенале многих стран есть и другие рычаги экономического давления. Например, многие страны облагают импортные товары не только тарифом, но и дополнительным налогом на добавленную стоимость (VAT).

Другие страны требуют (тоже, как правило, не вместо, а в добавление к тарифам) дополнительные платежи по «инспекции качества товаров». В Китае, например, такие инспекции могут проводиться в течение нескольких недель, и компания-экспортер вынуждена платить большие суммы за простой компании-транспортировщику.

Что же предпринял Китай в отместку за поднятие Трампом тарифов на сталь? Китай вместо ожидаемого всеми экономистами из вашингтонского болота повышения тарифов на американские товары, решил уменьшить 25%-й тариф на автомобили и наконец-то разрешить американским компаниям выйти на китайский автомобильный рынок примерно на тех же условиях, что и японские и немецкие автозаводы.

Почему же Китай и другие страны стали действовать вопреки теории Фридмана? Потому что аргументы Фридмана, к сожалению, верны только тогда, когда все остальные переменные в экономических уравнениях остаются без изменений.

Но Трамп изменил условия экономической игры.

С одной стороны, он повышает налоги для компаний, находящихся вне Америки (тарифы), а с другой – снижает внутренние налоги для компаний на территории Америки. Напомню, что благодаря Трампу теперь корпоративный налог на прибыль в Америке снижен с 35% до 21%. Кроме того, львиная доля бюрократических барьеров для развития бизнесов, установленные Обамой, отменены Трампом.

Только теперь экономическая политика Трампа стала совершенно понятна. Она состоит в том, что Трамп «выдавливает» компании из-за границы и форсирует их переезд на постоянное место жительства в США.

Отсутствие реакции тарифного возмездия торговых партнеров США еще раз доказывает, что капиталистическая экономика – это нелинейная система, в которой, как известно, последовательность событий чрезвычайно важна. Трамп понизил внутренние корпоративные налоги, и только через три месяца повысил налоги внешние. Представьте себе, что было бы, если бы последовательность этих событий была бы обратная – сначала Трамп повысил бы внешние налоги, и только через три месяца понизил бы внутренние (точнее, сделал бы попытку их снизить, потому что в нелинейной системе А + Б не равно Б + А, и вряд ли политическая обстановка после одностороннего увеличения тарифов Америкой была бы благоприятной).

Используя боксерскую терминологию, можно сказать, что в матче на международном экономическом ринге Трамп сделал два сильнейших удара. Когда Трамп понизил внутренние налоги – это был хук правой, а когда он повысил налоги внешние – это был хук левой.

С политической точки зрения, тарифное решение Трампа – это холодный расчет.

Трамп понял, что политическая цена бездействия во время всемирной торговой войны слишком велика. А все другие страны благоразумно решили промолчать – они поняли, что Дядя Сэм проснулся.

kontinentusa.com

Пить или не пить — вот в чем вопрос

Т. А. Яппо,
кандидат медицинских наук

Очередное модное поветрие помешанного на здоровье Запада — вода. И не поветрие даже, а непреложный закон: в день нужно выпивать не меньше 2 литров воды, и тогда болезни вас минуют. Европа и Америка скрупулезно подсчитывают каждый выпитый стакан, как раньше считали калории, а наш человек над этим только посмеивается. Правы ли мы? Действительно ли надо закачивать в себя литры воды, не зависимо от того, хочется пить или нет? Сколько все-таки нужно пить, а главное — что?

Когда реклама права

На почти гамлетовский вопрос: пить или не пить — ответ следует однозначный. Конечно, пить! В нужный момент об этом просигнализирует ваш собственный организм. Его водный баланс зависит от двух факторов: содержания натрия (обыкновенной соли) и воды. Когда жидкости в организме становится недостаточно, под воздействием натрия воду начинают отдавать в кровь все клетки нашего тела, в том числе и осморецепторы, расположенные в гипоталамусе — отделе головного мозга. Они вырабатывают особый антидиуретический гормон (АДГ). Этот гормон, поступая в почки, «приказывает» им задержать дефицитную воду, и мы начинаем испытывать чувство жажды.

Если же в крови слишком много воды, происходит обратный процесс: натрий заставляет осморецепторы впитывать воду, они сокращают выработку АДГ, и почки начинают трудиться на полную мощность, так что в это время желание пить сменяется на прямо противоположное.

У здорового человека эта система работает на удивление эффективно. Нормальные почки будут выделять всего лишь литр жидкости в сутки, если организм обезвожен, и до 20 литров — если он переполнен водой. Но даже небольшие изменения водного баланса тут же приводят в действие вышеописанный процесс: уже при однопроцентной нехватке воды вы начнете испытывать сильную жажду. Так что если у вас нет серьезных проблем со здоровьем, стоит взять на вооружение известный рекламный лозунг «Верь только жажде своей!»: она лучше любых модных журналов подскажет, когда и сколько нужно пить.

Для тех, кто привык доверять только точным цифрам, ученые подсчитали среднее соотношение: на каждую 1000 потребляемых килокалорий нужно выпивать около литра воды. Как правило, общее количество и будет равно тем самым 2 литрам сутки. Но это отнюдь не значит, что нужно заливать в себя по восемь стаканов воды ежедневно: около 60% необходимой жидкости вы получаете с пищей и в принципе вполне достаточно трех стаканов воды или сока в день. ( Water.ru: См. например наш материал «Питьевой режим и баланс воды в организме» ), однако — не всем и не всегда.

Спортсменам и путешественникам

Чувство жажды — надежный индикатор потребности в жидкости, но у него есть один недостаток: индикатор этот работает медленно. Когда хочется пить, организм уже обезвожен, и даже когда вы напьетесь, то еще некоторое время будете испытывать типичные последствия обезвоживания: нарушение внимания, раздражительность, утомление, даже головную боль. Ничего страшного в этом, конечно, нет, но и приятного мало, поэтому разумнее попить заблаговременно.

    Физические упражнения. При занятиях спортом организм обезвоживается; если же вдобавок стоит теплая и влажная погода, то каждый час вы будете терять с потом больше литра воды. Самое время опередить события. Перед тренировкой выпейте полстакана-стакан воды и повторяйте эту процедуру примерно каждые полчаса. Или еще проще: взвесьтесь до и после тренировки (разумеется, без пропитанной потом спортивной формы). На каждые потерянные полкило веса выпейте пол-литра воды. Именно воды: усиленно рекламируемые «спортивные напитки» (energy drinks) содержат сахар и калий, в данном случае совершенно не нужные, так что отдайте предпочтение обычной минералке.

    Погода. О том, что в жару организм теряет воду с усиленным потоотделением, знают все. А приходило ли вам голову, что при холодной и сухой погоде тоже нужно пить больше обычного? Разница лишь в том, что этой ситуации вы теряете воду не через кожу, а через легкие (помните, как на морозе изо рта при выдохе выходят клубы пара?) Поэтому, собираясь на прогулку в морозный и сухой денек, предварительно выпейте стакан воды или горячего чая.

    Авиаперелеты. Причина обезвоживания здесь та же, что и в предыдущем случае: сухость воздуха, неизбежная в салоне самолета. Полет будет гораздо приятнее, если вы выпьете стакан воды еще до того, как почувствовали жажду.

    Если вас угораздило заболеть, волей-неволей придется пересмотреть свой режим — и питьевой в первую очередь. Рекомендации врачей в большинстве случаев однозначны: пить, и побольше.

    Так, первое, что слышит от доктора больной простудой или гриппом: «Побольше теплого питья!» Это не дежурный совет: при повышении температуры тела на каждый градус обмен веществ ускоряется примерно на 7%, а значит, на столько же возрастает и потребность организма в жидкости. Поэтому, даже если вам не хочется пить, постарайтесь уговорить себя. Лучше всего пить простую воду.

    Еще важнее много пить при другом распространенном и очень неприятном заболевании — диарее. Сильная диарея может быстро привести к обезвоживанию, причем больному необходимо восполнять запасы не только жидкости, но еще минералов и сахара. Тут как раз и пригодятся упоминавшиеся «спортивные напитки «.Еще проще приготовить лечебный напиток, растворив четверть чайной ложки соды в стакане воды или газировки. Другой вариант: возьмите стакан фруктового сока и размешайте в нем половину чайной ложки меда или сахара и щепотку соли. Может быть, и не очень вкусно, зато полезно.

    Потребность в жидкости возрастает и при более серьезных заболеваниях. Так, людям, склонным к образованию камней в почках, медики советуют выпивать по меньшей мере 2,5 литра воды сутки, чтобы избежать рецидивов. Необходимо много жидкости и при инфекциях мочевыводящих путей; людям же с редким заболеванием — несахарным диабетом — нужно просто принуждать себя часто пить. Однако все это — только по предписанию врача, который правильно подберет питьевой режим, учитывая вашу болезнь и действие принимаемых лекарств.

    Мужчина должен быть пьющим

    Вода не только лечит: как выяснили в недавнем исследовании американские ученые, она способна предотвратить болезни, даже такие серьезные, как мочекаменная и рак мочевого пузыря. Эти недуги считаются мужскими: по статистике, трое из каждых четырех заболевших — представители сильного пола. Медики задались вопросом — почему? И сделали вывод: причина в том, что мужчины слишком мало пьют.

    Это утверждение способно вызвать улыбку, и отчасти справедливо: на первый взгляд, мужчины действительно пьют больше, чем женщины. За день средний мужчина выпивает примерно на 0,5 литра больше жидкости, чем представительница слабого пола. Однако за тот же день он теряет на целых 0,7 литра больше, чем его подруга, так что его водный баланс оказывается в минусе. При этом моча становится более концентрированной, что негативно сказывается на состоянии мочевого пузыря.

    Вывод прост: для того чтобы избежать тяжелой болезни, мужчинам надо как можно больше пить. Американские врачи обследовали почти 50000 человек и обнаружили, что у мужчин, которые выпивали в среднем более 2,5 литра воды в сутки, риск заболевания раком мочевого пузыря был вполовину меньше, чем у тех, кто ограничивался всего литром жидкости. Получается, что каждый выпиваемый в день стакан снижает риск заболевания на 7%. Для профилактики рака мочевого пузыря полезными оказались все виды жидкостей, но с небольшим преимуществом победила вода. Что же до мочекаменной болезни, то кофе, чай, вино и пиво оказались даже лучше воды, а вот яблочный и грейпфрутовый соки — внимание!! — повышают риск образования камней в почках.

    Мы привыкли, что она есть в каждой бочке меда, — что ж, давайте поищем ее и в нашей бочке воды.

    Вопрос первый: всякую ли воду можно пить? Еще 20 лет назад мы спокойно пили воду из-под крана, а сегодня многие уже опасаются и кипяченой, предпочитая воду в бутылках. Во многих случаях это оправдано: водопроводная вода в таких городах, как Воронеж, Липецк, Ростов, Екатеринбург, Таганрог, Челябинск, а также Москва и Санкт-Петербург была признана Минздравом неудовлетворительной для питья. Но проще и дешевле приобрести бытовой фильтр.

    Другая беда водопроводной воды — привкус хлора, адекватной замены которому в качестве обеззараживателя у нас пока не нашли. Впрочем, эта неприятность легко устранима: достаточно оставить кастрюлю с водопроводной водой открытой на несколько часов или просто прокипятить — и неприятный привкус улетучится. Наконец, если у вас в доме установлена старая свинцовая сантехника или вы берете воду из колодца — не поленитесь, вызовите специалистов, чтобы они сделали анализ воды, и, если нужно, установите очистной фильтр. Ну а если не жалко денег за дополнительные гарантии спокойствия — по купайте воду в бутылках (о том, как правильно ее выбрать, читайте в этом и следующих номерах).

    Второй вопрос, скорее теоретический. Пить слишком мало — вредно, а можно ли выпить слишком много? В принципе, можно, но вряд ли вам это удастся. Как уже говорилось, здоровые почки могут пропускать через себя до 20 литров жидкости в сутки -вот и прикиньте, способны ли вы выпить за день 80 стаканов воды?

    При определенных заболеваниях пить слишком много просто вредно. В первую очередь, это болезни, при которых пациент принимает лекарства-диуретики, которые заставляют почки выделять больше жидкости и соли: если такой больной будет бессистемно заливать в себя жидкость, у него может развиться гипонатриемия — состояние, когда концентрация натрия в крови понижена до опасного уровня. То же самое относится к людям, у которых из-за различных заболеваний повышен уровень АДГ. И наконец, вода может сослужить плохую службу тем, кто чрезмерно озабочен своей внешностью: нередки случаи, когда женщины, стремящиеся похудеть, заменяют еду неумеренным питьем, чтобы притупить чувство голода. Цели своей они так и не достигают — килограммы, сброшенные за счет жидкости, так же быстро набираются обратно — зато зарабатывают водную интоксикацию и психическое расстройство. И тут уж винить приходится не воду, а себя.

    В общем, пейте с удовольствием! Ведь вода -это жизнь. А жизнь — это радость. На главную страницу журнала «Здоровье».

    www.water.ru

    Израиль. Реперы бытия

    Блоги группы МАРИР: Факты. Измышления. Слухи

    Облагать или не облагать – вот в чем вопрос

    Ответ Трампа

    Игорь Гиндлер

    В пятницу, 23 марта 2018 года, вступили в силу новые ставки тарифа на сталь и алюминий, подписанные президентом Трампом 8 марта.

    Прошло две недели, а обещанного апокалипсиса всемирной тарифной войны не произошло. Реакция основных торговых партнеров Америки получилась какая-то неубедительная, а во многих случаях просто никакая, как будто ничего и не произошло.

    Почему? Ведь, согласно истерикам с экранов телевизоров, Трамп пошел наперекор фундаментальной идее всемирно известного Нобелевского лауреата по экономике Мильтона Фридмана.

    Вручение Нобелевской премии М.Фридману. 1976 г.

    Фридман в свое время доказывал, что тарифные войны всегда играют отрицательную роль для потребителей конечной продукции. С тех пор нас всех пугают идеей тарифного возмездия. Мол, все другие страны тоже поднимут тарифы, и в проигрыше от этого окажутся американские граждане.

    Так говорит теория. А на практике Америку обкладывали тарифами десятилетиями, и ни одна администрация до Трампа даже и не пыталась серьезно протестовать. Наша страна обложена высокими тарифами со всех сторон, и жесткая тарифная война против американской промышленности идет примерно с момента возникновения Европейского Союза.

    Например, Китай установил тарифы на мотоциклы в размере от 30% до 45% в зависимости от объема двигателя (все сведения о ставках тарифов по всем странам взяты из базы данных Всемирной Торговой Организации). Китайские тарифы на автомобили составляют 25%. Поэтому на дорогах Китая вы не увидите ни мотоциклов Харлей-Давидсон, ни грузовиков Форда. Всего же Китай установил около 300 различных тарифов для автомобилей, автобусов, грузовиков и запчастей к ним.

    Для сравнения, Китай установил чисто символический тариф на самолеты – от 1% до 4% в зависимости от веса самолета, а запчасти для самолетов имеют нулевой тариф. Кстати, сталь в Китае тоже облагается тарифом – от 0% для металлолома до 10% для стального проката. А тариф на алюминий – до 25%.

    Европейский Союз установил тарифы на автомобили в 10%, на грузовики 15.8%. В Европе облагается тарифом все, что движется – велосипеды, мотоциклы, трактора, автобусы. Всего Европа установила более 250 тарифов на наземный транспорт, более 250 тарифов на различные овощи (до 14.4%), и более 200 тарифов на различные виды мяса (до 15.4%).

    Но даже все эти цифры (тысячи тарифов для американских товаров) не дают полной картины той торговой войны, которая ведется против Америки. В арсенале многих стран есть и другие рычаги экономического давления. Например, многие страны облагают импортные товары не только тарифом, но и дополнительным налогом на добавленную стоимость (VAT).

    Другие страны требуют (тоже, как правило, не вместо, а в добавление к тарифам) дополнительные платежи по «инспекции качества товаров». В Китае, например, такие инспекции могут проводиться в течение нескольких недель, и компания-экспортер вынуждена платить большие суммы за простой компании-транспортировщику.

    Кроме того, Китай успешно применяет старую советскую практику – ставить условием проникновения американских компаний на китайский рынок создание совместных с Китаем предприятий с обязательным раскрытием всех технологических ноу-хау и безвозмездной передачей этого ноу-хау в руки Китая. А для всех производителей программного обеспечения в Китае существует обязательное правило – ценой проникновения на китайский рынок является полная передача в руки Китая полного исходного кода программ и всей другой интеллектуальной собственности.

    Что же предпринял Китай в отместку за поднятие Трампом тарифов на сталь? Китай вместо ожидаемого всеми экономистами из вашингтонского болота повышения тарифов на американские товары, решил уменьшить 25%-й тариф на автомобили и наконец-то разрешить американским компаниям выйти на китайский автомобильный рынок примерно на тех же условиях, что и японские и немецкие автозаводы.

    Почему же Китай и другие страны стали действовать вопреки теории Фридмана? Потому что аргументы Фридмана, к сожалению, верны только тогда, когда все остальные переменные в экономических уравнениях остаются без изменений.

    Но Трамп изменил условия экономической игры.

    С одной стороны, он повышает налоги для компаний, находящихся вне Америки (тарифы), а с другой – снижает внутренние налоги для компаний на территории Америки. Напомню, что благодаря Трампу теперь корпоративный налог на прибыль в Америке снижен с 35% до 21%. Кроме того, львиная доля бюрократических барьеров для развития бизнесов, установленные Обамой, отменены Трампом.

    Только теперь экономическая политика Трампа стала совершенно понятна. Она состоит в том, что Трамп «выдавливает» компании из-за границы и форсирует их переезд на постоянное место жительства в США.

    Отсутствие реакции тарифного возмездия торговых партнеров США еще раз доказывает, что капиталистическая экономика – это нелинейная система, в которой, как известно, последовательность событий чрезвычайно важна.

    Трамп понизил внутренние корпоративные налоги, и только через три месяца повысил налоги внешние. Представьте себе, что было бы, если бы последовательность этих событий была бы обратная – сначала Трамп повысил бы внешние налоги, и только через три месяца понизил бы внутренние (точнее, сделал бы попытку их снизить, потому что в нелинейной системе А + Б не равно Б + А, и вряд ли политическая обстановка после одностороннего увеличения тарифов Америкой была бы благоприятной).

    Используя боксерскую терминологию, можно сказать, что в матче на международном экономическом ринге Трамп сделал два сильнейших удара. Когда Трамп понизил внутренние налоги – это был хук правой, а когда он повысил налоги внешние – это был хук левой.

    С политической точки зрения, тарифное решение Трампа – это холодный расчет.

    Трамп понял, что политическая цена бездействия во время всемирной торговой войны слишком велика. А все другие страны благоразумно решили промолчать – они поняли, что Дядя Сэм проснулся.

    israelections2015.wordpress.com